Виталий Гудзь: Пандемия коронавируса. Было и прошло?

Уже несколько десятков лет миру известны острые респираторные инфекционные болезни человека, вызываемые коронавирусами. Почему до настоящего времени не было сделано соответствующих выводов и не принято эффективных мер профилактики, рассуждает кандидат ветеринарных наук, заместитель генерального директора по производству ОАО «Управляющая компания холдинга «Гродномясомолпром» Виталий Гудзь.

В ситуации с пандемией COVID-19 речь идет о зоонозной инфекции, передаваемой человеку от животных. Это тяжёлая острая респираторная инфекция, вызванная коронавирусом SARS-CoV-2, которая ранее не обнаруживалась среди человеческой популяции. Стало ли это неожиданностью для всех всех? Кратко проанализируем данные литературы и мировых СМИ.

Вспышка инфекции в Китае была выявлена в конце 2019 года в городе Ухань, провинции Хубэй у местных жителей, связанных с местным рынком животных и морепродуктов. По наиболее распространенной на сегодняшний день версии, которая не противоречит официальной позиции Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), причиной эпидемии в Китае стала мутация вируса с потерей его видовой специфичности в результате употребления в пищу мяса диких животных, предположительно панголинов. Ученые предполагают, что вирус является результатом рекомбинации коронавируса летучих мышей с другим, пока ещё не известным, коронавирусом.

Вместе с тем, относительно недавно в 2012 году в Саудовской Аравии были зарегистрированы случаи заболевания ближневосточным респираторным синдромом, вызванного коронавирусом MERS-CoV. К лету 2015 года случаи заболевания были зафиксированы в 23 странах, включая Саудовскую Аравию, Йемен, Объединённые Арабские Эмираты, Францию, Германию, Италию, Грецию, Тунис, Египет, Малайзию, Таиланд, Южную Корею и другие. Согласно анализам вирусных геномов, природным резервуаром вируса являются популяции летучих мышей. Ряд исследований выявили наличие антител к коронавирусу MERS-CoV у верблюдов и считают резервуаром возбудителя одногорбых верблюдов, но механизм передачи от верблюдов людям неизвестен. Ежегодно в мире продолжают регистрировать до десятка случаев заболевания передаваемого от человека человеку, вызванного коронавирусом MERS-CoV.

Еще раньше, в ноябре 2002 года в провинции Гуандун, Китай, впервые был выявлен тяжелый острый респираторный синдром вызываемый коронавирусом SARS-CoV. Среди населения болезнь распространилась более чем на 30 стран. Считается, что непосредственным источником заболевания были кошки-циветты, которые продавались на рынке живых животных для дальнейшего употребления в пищу и, вероятно, были заражены при контакте с летучей мышью до того, как они были пойманы на продажу. С 2004 года в мире не было зарегистрировано ни одного случая заболевания, вызванного SARS-CoV. Однако считается, что возбудитель использует животных в качестве резервуара, из которого он, вероятно, может появиться вновь.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что в последние годы, острые респираторные инфекционные болезни человека, вызываемые коронавирусами, получили достаточно широкое распространение. Они характеризуются тяжелым течением, высоким уровнем заболеваемости, прогрессирующим во времени и пространстве распространением на территории стран и континентов. Резервуаром возбудителей в основном являются дикие животные (летучие мыши, панголины, кошки-циветты). При близком и длительном контакте с человеком, происходит мутация вирусов, преодоление межвидового барьера и возникновение заболевания с дальнейшим распространением его от человека к человеку.

Таким образом, становится понятным, что проблема известна уже достаточно давно. Однако вызывает недоумение тот, факт, что до настоящего времени не было сделано соответствующих выводов и не принято эффективных мер профилактики и борьбы. А что касается источника коронавируса и механизма его передачи от животных, то в каждом случае все сопровождается словами – считается, вероятно, предполагается и т.д.

Извините, но прошло уже почти 20 лет с регистрации первого случая и до сих пор не известен источник возбудителя и механизм его передачи человеку, до сих пор работали рынки по торговле дикими животными в Китае, до сих пор нет эффективных мер борьбы, до сих пор требования ВОЗ и МЭБ носят рекомендательный характер. Все разводят руками и делают удивленный вид?!

Возникает вполне закономерный вопрос: проблема в компетенции, желании, полномочиях, средствах достижения или в целях тех, кто должен обеспечивать эффективные меры профилактики и борьбы?

Мировому сообществу следует раз и навсегда сделать серьезные выводы и признать, что в борьбе с инфекционной угрозой не может быть местечковых интересов. Очень быстро проблемы и недоработки одного государства или организации могут стать колоссальной проблемой для всего мира, несущей катастрофические последствия для мировой экономики, жизни и здоровья населения всей планеты.

Возможно, настало время Организации Объединенных Наций создать в своем составе комитет по вопросам здравоохранения и биологической безопасности обладающего соответствующими компетенциями, финансированием, полномочиями, рычагами влияния и поддержкой великих держав.

Очевидным остается одно, что просто жизненно необходимо принимать срочные и действенные меры на международном уровне. А пока получается, как говорил Михаил Задорнов: «…каждый год одних и тех же рыбаков уносит на одной и той же льдине!».

К сожалению, для многих следующий год уже не наступит никогда…

Comments are closed.