Василий Заднепряный: О признании Крыма российским, цензуре в СМИ и скудной политической жизни в Беларуси (интервью)

Председатель Республиканской партии труда и справедливости, в создании которой активное участие принимали в свое время главный герой «Дальнобойщиков» Владимир Гостюхин и белорусский композитор Игорь Лученок, рассказал кореспонденту популярного интернет ресурса Политринг о численности РПТС, президентских выборах 2020 года и белорусском языке. Приводим без сокращений.

Василий Васильевич Заднепряный возглавляет партию с 2006 года. Военный летчик, служивший на летных должностях. После распада СССР руководил предприятием, занимающимся автоперевозками, и иностранной кондитерской фабрикой. В политике – с 2005 года, партией руководит вот уже 12 лет.

— Василий Васильевич, по официальным данным, членами партии в 2013 году являлись 8000 человек. За 5 лет что-то изменилось в составе партии?

— За пять лет с 2013 года численность партии увеличилась более чем на 2000 человек и составляет на данный момент 10000. 58 % из них люди до сорока лет. В основном пополняют партию граждане в возрасте 35-50 лет. Молодежи приходит мало. Вы сами понимаете, партии в нашей системе занимают не такое больше место в жизни общества. О чем говорит хотя бы такой факт: 94 % стран выбирают парламент по смешанной системе или партийными списками. В СНГ у нас только Туркменистан и Беларусь оставили мажоритарную систему. Молодежь ищет перспективу для карьерного роста, место, где можно реализовать свои способности. Они видят, что партии сегодня  не востребованы.

У нас средний уровень члена партии — люди состоявшиеся. Это руководители предприятий,  директора школ. Наши депутаты в парламенте, например Игорь Сергеевич Комаровский  — директор вагоноремонтного завода, Оксана Вячеславовна Гайдук — первый заместитель гендиректора «Горремавтодор», Жанна Владимировна Стативко — начальник управления занятости населения Брестского облисполкома. Это не просто состоявшиеся люди, это люди, которые занимают серьезные должности, которые чего-то достигли. Отсюда наши взгляды на государство и общество.

— Каких результатов вы ждете от февральских выборов?

— Февральские выборы отдали на откуп местным властям. С этими структурами мы хорошо взаимодействуем, но эти их перестраховки… Если вы знаете, это одномандатная система. По нашему законодательству, если идет одномандатник, то требуется явка не менее 50%. Из этих 50% половина должна проголосовать за одного кандидата. В противном случае, выборы считаются несостоявшимися. Но вы знаете, что с нашей политической активностью в стране, очень сложно добиться таких показателей.

— Какие методы политической борьбы используют ваши кандидаты?

— Ни один не отказался от записи на радио, от пикетов. Мы два раза заказывали дополнительные флаги для пикетов. Использовали вес спектр наглядной агитации. Приятно наблюдать за кандидатами, которые активно участвуют в избирательной компании.

— Как вы относитесь к цензуре в Беларуси? Одобряете блокировку «Хартии 97» и « Белорусского партизана»?  

— Наверное, там, в законодательном порядке нашли какие-то зацепки, но я не считаю, что это улучшает атмосферу в нашем гражданском обществе и повышает уровень демократии. Должен быть широкий круг получения информации. И скорее всего те события, которые были в марте, наложили свой отпечаток. В любых органах власти есть крыло более жесткое, есть более либеральное. В данном вопросе радикальные сотрудники органов,  пользуясь предлогом  возможной дестабилизации, решило навести страху на тех, кто принимает решение. И решение было принято в сторону ужесточения. Перегибание палки недопустимо. Любая палка имеет два конца. Такие действия не дают желаемого эффекта.

— После клеветнического письма, опубликованного Тут.бай, Вы не утратили доверие к СМИ?

— СМИ не могут быть абсолютно свободными. Как вы знаете, по приговору суда редакция не имеет право убирать опубликованное решение суда по данному вопросу. Но, честно говоря, когда дело сделано, обратные действия не имеют столь большого эффекта. Не зря говорят, что СМИ четвертая власть. И пользоваться ею нужно крайне осторожно. Тот же  Дональд Трамп воюет со СМИ в Америке. Но не стоит забывать, что СМИ является одним из критериев демократии.

-Как вы относитесь к намерению оппозиции торжественно отметить столетие БНР?

-Это их право. Ничего страшного не вижу. Это история. Посмотрите на развитые страны. Как бы не менялась у них политическая ситуация, памятники как стояли, так и стоят. Так же и памятные даты. Можно эти даты скрыть, но рано или поздно факты станут достоянием общественности. Надо делать жизнь в стране такую, чтобы белорусы относились к таким датам просто как к очередному инфоповоду, не более того.

— Какие политические силы являются для Вас союзниками?

— Мы в равно удаленной степени стараемся работать со всеми. Но прямых союзников, с которыми мы готовы создать блок, в стране нет. Все преследуют свои интересы, иногда не совсем чистые. И мы не хотим быть использованы кем-то для достижения таких целей.

Те социалисты, с которыми работаем в России, Молдавии, Казахстане, Армении, Азербайджане, Сербии и Греции —  это наши социалистические соратники. В Болгарии победил социалист. В Молдавии победил социалист, Игорь Николаевич Додон, с которым  я  лично знаком. Он когда-то возглавлял социалистическую партию Молдавии. Это наши союзники.

— А Сергей Миронов? С ним поддерживаете связь?

-И с Мироновым работаем. Всегда приглашаем на все мероприятия. И с Морозом Александром Александровичем, основателем Социалистической партии Украины.

— Сергей Миронов заявил, что от партии «Справедливая Россия» кандидата на пост президента на предстоящих выборах не будет. Как Вы относитесь к такому политическому шагу? 

— Это их внутренние дела. Я даже не хочу комментировать, потому что есть жесткое разделение на внутренние дела и внешние у каждой партии. Если есть общие задачи, мы их обсуждаем. Если нет, мы в чужие дела не лезем, не комментируем.

— В 2020 партия будет выставлять кандидата в президенты? 

— Давайте доживем.  Так загадывать далеко я не могу.  Я ни один принимаю такие решения. Любая партия это объединение единомышленников, которые коллегиально принимают решение. Если будет понимание целесообразности  данного действия – будем собираться и обсуждать.

— Как относитесь к обвинениям в адрес белорусских предприятий о поставках продукции в ДНР и ЛНР?

— Не одобряю эти обвинения, это политические игры и не более того. Даже по законам ВТО, хотя мы и не входим в ее состав,  свободные перемещение товаров и денег,  торговля должны быть неприкасаемы, и условия, кода отдельные регионы доводятся до голода, недопустимы. Вы видите, сколько за последнее время было шараханий. То Беларусь самый близкий друг, то предатель,  то давайте перенесем переговоры из Минска в Астану. Эти шараханья ни к чему хорошему не приведут.

— Ваша партия признает присоединение Крыма к России?

—  Да признаем. Потому что свободное волеизъявление в виде референдума состоялось, и это факт. В этом надо искать первопричину: не было бы вооруженного переворота в Украине, не было бы и вопроса о Крыме.

— Когда обострилась проблема безработицы, Объединенная гражданская партия  разработала программу «миллион рабочих мест». Ваша партия предпринимала похожие действия?

— А они создали эти миллион рабочих мест?

— Но у них же нет власти.

— У нас тоже нет власти. Но  у нас в партии достаточно много людей, которые являются руководителями предприятий частного и государственного сектора. Мы по этому поводу собирались и много говорили. Чтобы стать привлекательной партией, не только ради пиара, мы совместно способствовали созданию рабочих мест. Это не голословно. В тот период, когда была сложность, партия создала 200 рабочих мест. Люди после этого потянулись к нам, и случился серьезный прирост партии. Есть кроме тех, кто говорит, еще люди, которые что-то делают.

— Какова позиция партии по белорусскому языку и бело-красно-белому флагу?  

— К белорусскому языку мы положительно относимся. Белорусские традиции должны быть в приоритете. Но ломать через колено, как  в Украине, когда перевели все на украинский и столкнулись с тем, что треть министров не могли документы заполнить. Мы знаем примеры, когда наши восточные партнеры по СНГ отказывались от русскоязычных специалистов, а потом за большие деньги приходилось возвращать их назад. По поводу символики, я не вижу принципиальной разницы. Раз приняли, пускай эта и будет. Эти перемены не стоят того, чтобы повторять ошибки соседей.

— Обвиняемым по делу «Регнума» грозило 5 лет тюрьмы. Вы считаете справедливо осуждать на такой срок за заметку в газете?

— Я считаю, в данной ситуации, так же как и в марте 2017– го, более радикальное крыло в органах власти воспользовалось случаем и начало махать шашкой. Но хорошо, что одумались и не посадили людей в тюрьму. Я думаю, это наложило бы крест на нашу демократию надолго.

Беседовал Максим Леонов

Источник

Комментарии запрещены.